• Decrease font size
  • Reset font size to default
  • Increase font size
законы arrow ФЗ № 1026-1 "О Милиции" arrow Статья 15. Применение и использование огнестрельного оружия
Комментарий к статье 15

1. Реализация сотрудником милиции предоставленного ему права применения огнестрельного оружия является в соответствии с Законом обстоятельством, влекущим определенные юридические последствия (например, обязательное представление в течение 24 часов сотрудником милиции рапорта о каждом случае применения оружия). Поэтому необходимо четко определиться с понятием "применение" оружия.
Все случаи, когда сотрудник милиции вправе прибегнуть к огнестрельному оружию, в Законе о милиции разделены на две группы. Действия сотрудника милиции в случаях, перечисленных в ч. 1 ст. 15 Закона, определяются как "применение" огнестрельного оружия, а в случаях, предусмотренных ч. 2 этой же статьи, - как "использование". Анализ двух рассматриваемых групп случаев позволяет сделать вывод, что действия сотрудника милиции различаются в зависимости от того, на какой объект они направлены. При применении оружия объектом воздействия является непосредственно само лицо, совершающее общественно опасное деяние. При использовании же оружия объектом воздействия являются транспортное средство, животное, психика человека.
Вместе с тем Закон прямо не оговаривает, каким образом может оказываться воздействие огнестрельным оружием при его применении или использовании (производством ли выстрелов, нанесением ударов оружием, угрозой оружием). В отличие от российского Закона о милиции молдавский закон о полиции, разъясняя значение термина "применение" огнестрельного оружия, определяет его как "производство прицельного выстрела", а литовский закон о полиции - как "целенаправленный выстрел". В нормативном же акте, закрепляющем полномочия китайской народной полиции по применению огнестрельного оружия, прямо указывается, что "народная полиция при осуществлении служебных обязанностей может открыть огонь в следующих случаях...".
Приведенные формулировки свидетельствуют о том, что, закрепляя право на применение огнестрельного оружия и учитывая его целевое назначение, законодатель имеет в виду право на применение силы огнестрельного оружия, т.е. его поражающих свойств как огнестрельного оружия, а следовательно, право на выстрел. Подобное понимание прямо вытекает из самой сущности данной меры как меры непосредственного (контактного) принуждения.
Таким образом, по способу воздействия применение огнестрельного оружия как полномочие, закрепленное ст. 15 Закона о милиции, включает в себя производство выстрела из огнестрельного оружия.
В свою очередь, "использование" оружия так же, как и "применение", включает в себя производство выстрела из огнестрельного оружия, и в этом смысле данные термины можно рассматривать как синонимы. Вместе с тем при использовании огнестрельного оружия выстрелы из него производятся для повреждения транспортного средства, поражения животного, предупреждения о намерении воспользоваться поражающими свойствами огнестрельного оружия, подачи сигнала тревоги или вызова помощи. Иначе говоря, нейтрализация опасности, возникшей для охраняемых законом общественных отношений, предполагается без причинения вреда здоровью человека.
Все иные допускаемые законом манипуляции с огнестрельным оружием - обнажение, приведение в боевую готовность, угрозы оружием (словесные или путем демонстрации оружия, но без производства предупредительного выстрела), употребление оружия в качестве предмета для нанесения ударов - применением и использованием оружия по смыслу ст. ст. 15 и 16 Закона о милиции не являются.
Нельзя расценивать в качестве применения (использования) оружия производство любого выстрела из табельного оружия еще и потому, что Закон допускает применение этого оружия только в строго определенных случаях.
Под "применением" огнестрельного оружия по смыслу Закона о милиции нужно понимать производство сотрудником милиции, находящимся в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости либо при задержании лица, совершившего преступление, прицельного выстрела из огнестрельного оружия на поражение посягающего (задерживаемого) в случаях, перечисленных в ч. 1 ст. 15 Закона о милиции.
"Использованием" огнестрельного оружия в соответствии с Законом о милиции следует считать производство сотрудником милиции, находящимся в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости либо при задержании лица, совершившего преступление, выстрела из огнестрельного оружия в случаях, перечисленных в ч. 2 ст. 15 Закона о милиции, без намерения причинить вред человеку и не причинившего такого вреда.
Все иные факты производства сотрудниками милиции выстрелов из огнестрельного оружия или вредных последствий произведенных выстрелов должны повлечь самостоятельную юридическую оценку в соответствии с действующим законодательством.
2. Часть 1 ст. 15 Закона о милиции управомочивает сотрудников милиции применять огнестрельное оружие лично или в составе подразделения.
Подразделения создаются в установленном порядке в соответствии с действующими нормативными правовыми актами (см., например, Положение о строевых подразделениях патрульно-постовой службы милиции общественной безопасности, Наставление по организации деятельности строевых подразделений милиции вневедомственной охраны при органах внутренних дел и др.).
К штатным подразделениям относятся отделения, взводы, роты, батальоны, полки и др. Наряду со штатными подразделениями, созданными и действующими на постоянной основе, в деятельности органов внутренних дел используются подразделения милиции, создающиеся для выполнения оперативно-служебных задач при возникновении чрезвычайных обстоятельств, так называемые временные подразделения (формирования). Порядок их создания, виды и численность (состав) определяются действующим законодательством и ведомственными нормативными актами МВД России, регламентирующими деятельность милиции при чрезвычайных обстоятельствах. К таким временным подразделениям относятся специальные сводные отряды, группы (например, снайперские группы, группы захвата и т.п.). Руководителями данных подразделений являются соответственно командиры отделений, взводов, рот, батальонов, специально создаваемых групп и других формирований, действующих на постоянной или временной основе. Указанные подразделения привлекаются к выполнению обязанностей, возложенных на милицию, при обеспечении правового режима чрезвычайного положения или военного положения в случае их введения на территории Российской Федерации или в отдельных ее местностях (см. комментарий п. 13 ст. 10).
Командир подразделения, отдавая приказ о применении огнестрельного оружия, несет персональную ответственность за обоснованность и законность своих действий. Сотрудник милиции, действующий в составе подразделения и получивший явно незаконный приказ о применении оружия, обязан руководствоваться законом и вправе не выполнять данный приказ (см. комментарий к ст. 25). На основании ст. 42 УК РФ сотрудник милиции, применивший огнестрельное оружие во исполнение обязательного для него приказа, если незаконность приказа не была очевидной для сотрудника милиции, не будет нести уголовной ответственности. Уголовную ответственность в случае наступления соответствующих последствий несет командир подразделения, отдавший незаконный приказ. Сотрудник милиции, действовавший в составе подразделения и исполнивший заведомо для него незаконный приказ о применении огнестрельного оружия, будет нести уголовную ответственность на общих основаниях при наступлении тяжких последствий.
3. Закон о милиции ограничивает применение и использование огнестрельного оружия сотрудниками милиции исчерпывающим перечнем случаев, которые наряду с предусмотренными уголовным законом обстоятельствами, исключающими общественную опасность и противоправность деяния, выступают в качестве непосредственных правовых оснований употребления оружия.
Основания применения (использования) огнестрельного оружия - это исключительные по своему характеру условия, с возникновением которых Закон связывает возможность применения или использования сотрудниками милиции огнестрельного оружия. Эти основания предусмотрены ст. 15 Закона о милиции.
В каждом из перечисленных в Законе случаев применения (использования) огнестрельного оружия имеют место либо состояние необходимой обороны, либо крайней необходимости, либо ситуация задержания лица, совершившего преступление.
4. Первым основанием применения сотрудниками милиции огнестрельного оружия является защита граждан от нападения, опасного для их жизни или здоровья. В данном случае в качестве объектов противоправного посягательства выступают жизнь или здоровье граждан. Решая вопрос о применении огнестрельного оружия, сотрудник милиции должен оценить опасность нападения. В общем плане под нападением, опасным для жизни или здоровья, понимаются насильственные действия, которые каким-либо образом нарушают анатомическую целостность человека, функции его важных органов либо создают реальную угрозу такого нарушения.
Опасным для жизни является такое физическое воздействие на человека, которое при беспрепятственном развитии или без приостановления приведет к смертельному исходу. В свою очередь, опасным для здоровья в судебной практике признается такое насилие, которое повлекло или могло реально повлечь причинение потерпевшему тяжкого, менее тяжкого, а также легкого вреда здоровью с кратковременным расстройством или незначительной стойкой утратой трудоспособности.
Нельзя считать нападение на граждан опасным для их жизни или здоровья, когда очевидно, что его следствием могут явиться самое большее легкий вред здоровью без кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты трудоспособности, причинение потерпевшему физической боли либо ограничение его свободы (за исключением случаев, когда указанные действия совершаются в ходе захвата заложников, похищения людей или изнасилования).
Нередко нападение, опасное для жизни или здоровья граждан, бывает вооруженным, осуществляемым при помощи огнестрельного или холодного оружия либо предметов, используемых в качестве оружия. Вместе с тем оно может быть и невооруженным и состоять в попытках удушения, утопления, сбрасывания с высоты, движущегося транспортного средства, а зачастую - в нанесении ударов руками и ногами.
Поскольку оружие применяется для защиты, задача состоит прежде всего в том, чтобы не допустить возможного наступления вреда (предотвратить его). Поэтому в соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. N 14 "О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств" состояние необходимой обороны "возникает не только в самый момент общественно опасного посягательства, но и при наличии реальной угрозы нападения". Отсюда следует, что нападение считается начавшимся уже с момента непосредственной реальной угрозы причинения потерпевшему смерти или серьезного ранения. Оценка реальности угрозы жизни или здоровью обороняющегося может быть дана только применительно к каждому конкретному случаю, исходя из условий (объективных и субъективных), в которых находится защищающаяся сторона, с учетом выявленных обстоятельств.
Оборона должна носить упреждающий характер, однако при этом необходимо, чтобы намерение нападающего или группы нападающих выразилось определенно каким-либо образом (например, в форме демонстрации оружия или заменяющих его средств с одновременным приближением к обороняющемуся). Иначе говоря, сотрудник милиции может не ждать, когда нападающий нанесет жертве удар ножом или произведет выстрел. В подобных ситуациях с учетом реальной оценки обстановки сотрудник милиции имеет право стрелять первым.
Для правильного применения оружия в соответствии с рассматриваемым основанием важно знать не только начальный момент, с которого применение оружия будет считаться правомерным, но и тот момент, когда необходимость в защите отпадает (конечный момент нападения).
В отношении ситуаций, где трудно определить, закончилось нападение или нет, Пленум Верховного Суда СССР разъяснил, что "состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом хотя бы и законченного посягательства, но по обстоятельствам дела для обороняющегося не был ясен момент его окончания". Иными словами, если сотрудник милиции с учетом ситуации обоснованно полагает, что нападение лишь приостановлено и может возобновиться, с точки зрения закона такое нападение все еще считается наличным, т.е. имеющим место. Так, например, применение сотрудником милиции огнестрельного оружия в отношении лица, только что стрелявшего из окна своей квартиры по прохожим и вновь направившего ружье в их сторону, признается законным, даже если, как окажется впоследствии, ружье на этот раз не было заряжено.
Изъятие сотрудником милиции в результате физической борьбы оружия у нападавшего само по себе также не свидетельствует об окончании посягательства. Нападение, опасное для жизни или здоровья, может продолжаться и без оружия.
Пленум Верховного Суда СССР отметил, что "действия оборонявшегося, причинившего вред посягавшему, не могут считаться совершенными в состоянии необходимой обороны, если вред причинен после того, как посягательство было предотвращено или окончено и в применении средств защиты явно отпала необходимость". Значит, сотрудник милиции не вправе применять огнестрельное оружие против не предпринимающего попытки скрыться нападавшего, если вся обстановка явно свидетельствует о том, что нападение уже окончено (например, посягавшее лицо сложило оружие).
Вооруженной защите сотрудника милиции от нападения, опасного для жизни или здоровья, подлежит любой человек вне зависимости от его моральных качеств, политических убеждений, гражданства или каких-либо иных обстоятельств.
5. Вторым основанием применения огнестрельного оружия является отражение нападения на сотрудника милиции, когда его жизнь или здоровье подвергаются опасности, либо пресечение попытки завладения его оружием.
Нападению чаще всего подвергаются сотрудники службы обеспечения общественного порядка, участковые уполномоченные милиции, сотрудники уголовного розыска, государственной инспекции безопасности дорожного движения, милиции вневедомственной охраны - те, кто чаще других входит в непосредственный контакт с лицами, только что совершившими или совершающими правонарушения.
Не являются нападением на сотрудника милиции неповиновение его законному распоряжению или требованию, его оскорбление и оказание сотруднику милиции ненасильственного сопротивления.
Российский Закон о милиции предоставляет сотруднику милиции право применить огнестрельное оружие также для пресечения попытки завладения его оружием. Благодаря этому создан такой правовой режим, который сводит к минимуму всякие соблазны с чьей-либо стороны посягнуть на вверенное сотруднику милиции оружие.
Попытка завладения оружием сотрудника милиции - это незаконные действия какого-либо лица (группы лиц), осуществляемые против воли сотрудника милиции и направленные на тайное или открытое изъятие находящегося при нем огнестрельного оружия и боеприпасов к нему.
Попытка завладения огнестрельным оружием сотрудника милиции может сопровождаться насилием или угрозой его применения. В таком случае она рассматривается еще и как нападение на сотрудника милиции, опасное для его жизни или здоровья.
6. Третье основание применения огнестрельного оружия - освобождение заложников.
В соответствии с действующим законодательством под захватом заложников понимается "захват или удержание лица в качестве заложника, совершенные в целях понуждения государства, организации или гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия как условия освобождения заложника" (ст. 206 УК РФ). Заложником является человек, ограниченный в свободе передвижения (захваченный или, если он уже был ограничен в свободе, находясь, скажем, в салоне транспортного средства, удерживаемый против его воли в таком состоянии) каким-либо лицом (группой лиц) в целях понуждения третьей стороны (государства, организации, лица или группы лиц) к совершению или воздержанию от совершения какого-либо действия, названного им в качестве условия освобождения этого человека.
Возможность применения оружия при освобождении заложников определяется прежде всего необходимостью предотвращения опасности их жизни или здоровью.
Сотрудникам милиции чаще всего приходится сталкиваться со случаями, когда захват заложников осуществляется по мотивам криминального характера. Выделяются три разновидности лиц, совершающих рассматриваемое преступление по таким мотивам:
захватывающие заложников, будучи застигнутыми на месте преступления, с целью избежать задержания. Как правило, они охотно идут на переговоры, не имея предварительного плана преступления;
захватывающие заложников во время нахождения в местах лишения свободы. Такие лица наиболее опасны, поскольку действуют в основном по заранее разработанному плану и преследуют конкретную цель - добиться освобождения, изменения условий содержания;
захватывающие заложников с целью вымогательства.
По смыслу Закона сотрудник милиции вправе применить огнестрельное оружие по рассматриваемому основанию только против тех лиц, которые непосредственно участвуют в захвате или удержании заложников.
Поэтому оружие при задержании лиц, причастных к захвату или удержанию заложников, но не имеющих реальных возможностей осуществить свои намерения (угрозы) в виде практических действий (контакт с ними обычно происходит вне места нахождения заложников, когда такие лица, например, прибыли к обусловленному месту для ведения переговоров с представителями власти или третьей стороной об условиях освобождения заложников либо получения от них требуемых предметов, документов или проверки выполнения требуемых действий), когда такое задержание признано целесообразным, по данному основанию применять нельзя. Если, не желая вести дальнейшие переговоры, участник преступной группы пытается сигнализировать сообщникам (например, при помощи портативной радиостанции, условных знаков или иным образом), чтобы они начали осуществлять высказанные угрозы, сотрудники милиции вправе пресечь эту его попытку применением оружия. Но в таком случае правовым основанием для подобных действий милиции будет служить прокомментированный выше п. 1 ч. 1 ст. 15, который уполномочивает ее на употребление оружия для защиты граждан от нападения, опасного для их жизни или здоровья.
7. Четвертый случай применения огнестрельного оружия подразумевает два самостоятельных основания:
а) задержание лица, застигнутого при совершении тяжкого преступления против жизни, здоровья и собственности и пытающегося скрыться;
б) задержание лица, оказывающего вооруженное сопротивление.
При задержании лица, застигнутого при совершении тяжкого преступления, речь идет об уголовно-правовом задержании в "чистом виде", когда лицо, совершившее преступление, предпринимает активные действия только для того, чтобы скрыться от преследования (например, убегает), не совершая при этом насильственных действий в отношении задерживающего. Следовательно, вопрос о правомерности причинения вреда здесь решается только в рамках уголовно-правового института задержания лица, совершившего преступление.
Закон обусловливает возможность применения сотрудниками милиции огнестрельного оружия в отношении лиц, застигнутых ими при совершении преступления, обязательным наличием трех обстоятельств.
Во-первых, сотрудник милиции должен сам застичь лицо при совершении преступления, т.е. оказаться непосредственным очевидцем преступных действий. Лицо, преследуемое сотрудником милиции либо на основании показаний потерпевших и очевидцев преступления (даже если они прямо указали на него как на совершившего преступление), либо в связи с его схожестью по приметам с разыскиваемым преступником, не может быть признано с точки зрения Закона о милиции застигнутым при совершении преступления, а следовательно, применение оружия в таких случаях недопустимо. Это и понятно, ибо задерживаемым может оказаться человек, вовсе не причастный к преступлению.
Во-вторых, обстоятельством, с наличием которого Закон связывает возможность применения огнестрельного оружия для задержания лица, застигнутого при совершении тяжкого преступления, является то, что лицо, совершавшее или совершившее тяжкое преступление против жизни, здоровья и собственности, на глазах сотрудника милиции пытается скрыться, т.е. покинуть место происшествия, в том числе и при помощи транспортного средства, либо еще до его задержания сотрудником милиции, либо, будучи задержанным, совершить побег во время доставления его в милицию или нахождения там в течение времени, необходимого для решения в установленном уголовно-процессуальным законодательством порядке вопроса о его задержании или заключении под стражу. При этом, думается, огнестрельное оружие для задержания лица, пытающегося скрыться после совершения преступления, может применяться по рассматриваемому основанию только в течение периода непосредственного преследования, т.е. до тех пор, пока сотрудник милиции не задержал или окончательно не потерял его из виду.
В-третьих, обстоятельства происшедшего должны давать сотруднику милиции достаточные основания полагать, что данное лицо только что совершило, совершает или покушается на совершение не просто преступления, а именно тяжкого преступления, причем против жизни, здоровья и собственности. Иными словами, оружие может применяться для задержания лица, совершившего не любое преступление, а лишь преступление, представляющее повышенную общественную опасность. При этом Закон не связывает возможность применения огнестрельного оружия с обязательным доведением лицом своих преступных действий до конца.
Закон о милиции не дает ответа на вопрос, какие преступления относятся к категории тяжких и какие из них посягают на жизнь, здоровье и собственность. Очевидно, что в решении данного вопроса законодатель отсылает правоприменителя к уголовному закону. Прежний УК РСФСР содержал исчерпывающий перечень тяжких преступлений (ст. 7.1). Действующий УК РФ несколько усложнил ситуацию, подразделив все предусмотренные им деяния в зависимости от характера и степени общественной опасности на преступления небольшой тяжести, преступления средней тяжести, тяжкие преступления и особо тяжкие преступления (ст. 15). Логическое толкование нормы, предусмотренной ст. 15 УК РФ, позволяет утверждать, что "тяжкими" в смысле п. 4 ч. 1 ст. 15 Закона о милиции могут считаться лишь преступления, определенные уголовным законом как "тяжкие" и "особо тяжкие", т.е. те, за совершение которых может быть назначено наказание свыше пяти лет лишения свободы. УК РФ предусматривает 153 таких состава преступлений.
Значительно большую трудность представляет выяснение круга преступлений против жизни, здоровья и собственности, о которых идет речь в п. 4 ч. 1 ст. 15 Закона о милиции. Здесь необходимо иметь в виду два обстоятельства.
С одной стороны, общественно опасное деяние может посягать одновременно на несколько объектов. Поэтому перечень тяжких преступлений против жизни, здоровья и собственности не должен ограничиваться только теми, которые предусмотрены исключительно гл. 16 "Преступления против жизни и здоровья" и гл. 21 "Преступления против собственности" УК РФ.
С другой стороны, не все особо тяжкие и тяжкие преступления, которые, как это следует из названия гл. 16 и 21 УК РФ, посягают на жизнь, здоровье и собственность, с учетом их характера могут явиться основанием для применения огнестрельного оружия при задержании лиц, их совершивших. В качестве примера следовало бы привести заражение двух и более лиц ВИЧ-инфекцией лицом, знавшим о наличии у него этой болезни (ч. 3 ст. 122 УК РФ), квалифицированные виды мошенничества (ч. ч. 2 и 3 ст. 159 УК РФ), присвоения или растраты (ч. ч. 2 и 3 ст. 160 УК РФ) и другие преступления против жизни, здоровья и собственности.
Исходя из сказанного, можно утверждать, что под категорию преступлений против жизни, здоровья и собственности, с совершением которых п. 4 ч. 1 ст. 15 Закона о милиции связывает возможность применения милицией огнестрельного оружия, подпадают особо тяжкие и тяжкие преступления, предусмотренные соответствующими статьями УК РФ. В их числе: ст. 105; ч. ч. 1, 2, 3 ст. 111; ч. 2 ст. 117; ч. ч. 1, 2 ст. 126; ч. 3 ст. 127; ч. ч. 1, 2, 3 ст. 131; ч. ч. 3, 4 ст. 158; ч. ч. 2, 3 ст. 161; ч. ч. 1, 2 ст. 164; ч. ч. 2, 3, 4 ст. 166; ч. ч. 1, 2, 3 ст. 205; ч. ч. 1, 2, 3 ст. 209; ч. ч. 1, 2 ст. 212; ч. 2 ст. 213; ч. ч. 1, 2, 3, 4 ст. 226; ст. ст. 277; 278; 279; 281; 317; ч. 2 ст. 318 УК РФ и некоторые другие.
Очевидно, что Закон не обязывает сотрудника милиции, застигнувшего какое-либо лицо при совершении тяжкого преступления, давать точную и исчерпывающую юридическую квалификацию этого преступления. В ситуации, требующей мгновенного принятия решения, когда известны (да и то, возможно, далеко не все) обстоятельства, характеризующие лишь внешнюю, объективную сторону преступления, решить подобный вопрос, для чего даже в спокойной обстановке судебного заседания нужны не один час, день или месяц, практически невозможно. Однако в любом случае необходимо, чтобы сотрудник милиции, решаясь применить оружие в отношении лица, застигнутого им при совершении преступления и пытающегося скрыться, был в полной уверенности, основывающейся на объективных фактах, что в действиях задерживаемого имеются признаки состава хотя бы одного из названных выше тяжких преступлений против жизни, здоровья и собственности.
Конечно, здесь нужен осторожный и взвешенный подход. Ведь только в отношении некоторых преступных действий, очевидцем которых оказался сотрудник милиции, можно обоснованно утверждать, что они содержат признаки какого-либо тяжкого преступления против жизни, здоровья или собственности. Обычно такие действия носят насильственный характер, например: стрельба из огнестрельного оружия в направлении людей; угрозы огнестрельным или холодным оружием в общественных местах в адрес окружающих; нанесение удара ножом, топором по голове или туловищу человека; нанесение человеку ударов руками, в результате чего он упал и не подает признаков жизни, или групповое избиение ногами лежащего на земле человека; попытка наезда на сотрудника милиции, стоявшего на обочине дороги и подававшего сигнал об обстановке, который спасся лишь путем резкого прыжка в сторону; выталкивание человека из движущегося на полном ходу транспортного средства; обливание бензином или другой легковоспламеняющейся жидкостью человека, какого-либо строения, транспортного средства и попытка их поджога и т.п.
Необходимо четко отграничивать тяжкие преступления против жизни, здоровья и собственности от преступлений, посягающих на эти же объекты, но не являющихся тяжкими. Пункт 4 ч. 1 ст. 15 Закона о милиции не дает права сотруднику милиции применять огнестрельное оружие для задержания лица, пытающегося скрыться от сотрудника милиции, застигнувшего его при совершении, например, карманной кражи, кражи продуктов из магазина самообслуживания, развратных действий и ряда других преступлений.
Самостоятельным основанием применения сотрудником милиции огнестрельного оружия, предусмотренным п. 4 ч. 1 ст. 15 Закона о милиции, является оказание каким-либо лицом вооруженного сопротивления сотруднику милиции. В этом случае противодействие лица создает угрозу жизни или здоровью сотрудника милиции (например, задерживаемый замахивается на сотрудника милиции ножом либо другим предметом или при погоне начинает отстреливаться). Наряду с ситуацией уголовно-правового задержания здесь налицо состояние необходимой обороны, и, соответственно, причинение задерживаемому вреда подпадает под условия правомерности необходимой обороны.
Рассматриваемой нормой законодатель допускает возможность применения сотрудником милиции огнестрельного оружия против задерживаемого лица при условии, что оказываемое этим лицом сопротивление является вооруженным.
Термину "вооруженное" в литературе дается различное толкование. Отдельные авторы придерживаются чрезмерно узкого понимания понятия вооруженного сопротивления, связывая его только с наличием у лица, оказывающего такое сопротивление, огнестрельного или холодного оружия. Вместе с тем большинство специалистов подчеркивают, что понятием "вооруженное" охватывается также и сопротивление, сопряженное с применением задерживаемым лицом иных предметов, используемых в качестве оружия. К таким предметам могут быть отнесены камень, палка, бутылка, кухонный нож, вилы, лом, топор, лопата, молоток, шило, напильник, велосипедная цепь, бритва, газовый пистолет, баллончики со слезоточивым или нервно-паралитическим газом, пневматическое ружье или пистолет, ракетница, взрывчатые вещества, концентрированная кислота, кипяток, бензин, автомототранспортное средство, бензопила и другие предметы, вещества и механизмы. Использование задерживаемым лицом перечисленных предметов значительно увеличивает опасность оказываемого им противодействия, и применение оружия сотрудником милиции в таких ситуациях нередко является единственным средством его задержания. При этом не имеет значения, были ли оружие или предметы, используемые в качестве оружия, приготовлены заранее или взяты на месте оказания сопротивления.
Не могут рассматриваться как предметы, используемые в качестве оружия, ведро, ботинок, веник, сумка, книга и т.п., хотя бы ими и наносились удары сотруднику милиции.
Чаще всего вооруженное сопротивление оказывается сотрудникам милиции со стороны задерживаемых лиц - разыскиваемых в связи с совершением ими преступлений, подозреваемых, лиц, совершивших административные правонарушения. Однако вооруженное сопротивление сотруднику милиции имеет подчас место и при осуществлении им других служебных обязанностей, например во время оказания помощи судебным приставам, выполняющим какое-либо судебное решение, при производстве обыска, выемки, при проверке соблюдения владельцем огнестрельного оружия правил его хранения и т.д.
При невооруженном сопротивлении задерживаемого лица огнестрельное оружие может быть применено лишь тогда, когда такое сопротивление переросло в нападение на сотрудника милиции, опасное для его жизни или здоровья.
8. Пятый случай применения огнестрельного оружия сотрудником милиции - отражение группового или вооруженного нападения на жилища граждан, помещения государственных органов, организаций и общественных объединений.
Условия, при наличии которых допускается применение огнестрельного оружия, сформулированы здесь в самом общем виде и конкретизируют лишь объекты, на которые направлено посягательство, а также способы его осуществления.
В указанных случаях трудно сопоставить благо защищаемое (материальные объекты) и благо, которое приносится для этого в жертву (жизнь и здоровье). Поэтому немаловажное значение имеют цели нападения. Такими целями, в частности, могут быть захват или разрушение зданий и строений, уничтожение находящегося в них имущества, завладение ценностями, денежными средствами, оружием, захват заложников, причинение телесных повреждений находящимся в них лицам и др. Лишь при явной очевидности указанных целей в действиях нападающих сотрудник милиции вправе произвести выстрел на поражение.
Применение оружия по рассматриваемому основанию позволяет не только пресечь причинение вреда самим этим объектам, но и предотвратить более значительный вред, который может наступить в результате захвата, разрушения либо незаконного проникновения.
Под нападением понимаются насильственные действия, состоящие во вторжении, т.е. в открытом, вопреки установленному режиму работы объекта, действующим на нем правилам пропускного режима, требованиям должностных лиц, обеспечивающих их соблюдение, или воле проживающих граждан, проникновении в помещение. В ряде случаев оно может сопровождаться уничтожением, повреждением объекта (путем взламывания дверей, поджога, взрыва и т.п.), причинением вреда здоровью находящимся там лицам либо угрозой совершения подобных действий. Нападением признаются также насильственные действия, которые не связаны со вторжением в помещение, но направлены на его уничтожение или повреждение (например, обстрел здания, его минирование, забрасывание окон здания бутылками с горючей смесью, разрушение путем тарана транспортными средствами или при помощи других механизмов и т.п.). Перечисленные действия чаще всего совершаются при массовых беспорядках.
Жилище как объект нападения представляет собой помещение, предназначенное для постоянного или временного проживания людей (индивидуальный дом, квартира, комната в общежитии или гостинице, садовый домик и т.п.).
Помещения государственных органов, организаций и общественных объединений - это здания, строения, сооружения, которые предназначены для размещения их персонала и материальных ресурсов. Речь идет об электростанциях, гидротехнических сооружениях, аэропортах, морских и речных портах, железнодорожных вокзалах и станциях, телецентрах, банках, хранилищах, местах лишения свободы, административных зданиях, производственных и складских помещениях и т.д.
Групповым считается нападение, предпринятое двумя и более лицами, а вооруженным - нападение, совершаемое при помощи огнестрельного и холодного оружия, а равно предметов, используемых в качестве оружия.
Нападение на помещение, осуществляемое одним невооруженным лицом, может пресекаться с применением огнестрельного оружия только в том случае, если имеют место другие, предусмотренные ч. 1 ст. 15 Закона о милиции, основания.
9. Шестое основание применения оружия - пресечение побега из-под стражи лиц, задержанных по подозрению в совершении преступления; лиц, в отношении которых мерой пресечения избрано заключение под стражу; лиц, осужденных к лишению свободы; а также пресечение попыток насильственного освобождения этих лиц.
Побег из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи является преступлением, предусмотренным ст. 313 УК РФ.
Закон исчерпывающе определяет круг лиц, побег которых из-под стражи может пресекаться при помощи огнестрельного оружия.
Лицо считается задержанным по подозрению в совершении преступления, если его задержание оформлено протоколом задержания в порядке, предусмотренном ст. 92 УПК РФ.
Лицом, в отношении которого мерой пресечения избрано заключение под стражу, является подозреваемый, обвиняемый, подсудимый и осужденный, которые арестованы в установленном уголовно-процессуальным законом порядке в соответствии с судебным решением (ст. 108 УПК РФ).
Осужденным к лишению свободы признается лицо, отбывающее наказание в виде лишения свободы в соответствии со вступившим в законную силу приговором суда.
По смыслу ст. 313 УК РФ и ст. 15 Закона о милиции не имеет значения вид преступления, в связи с которым лицо находится под стражей.
Побег из-под стражи состоит в незаконном, самовольном оставлении лицом места содержания или конвоя. Местами содержания являются изоляторы временного содержания подозреваемых и обвиняемых, следственные изоляторы, исправительные учреждения.
Лица, находящиеся под стражей, состоят под конвоем при их доставлении к следователю, в суд, в медицинское учреждение, для участия в производстве следственных действий, на обменные пункты и в других случаях.
Самовольным оставлением места содержания или конвоя, означающим побег, является преодоление линии охраны.
Линией охраны выступают:
в ИВС - потолки, окна, двери камер и помещений, ограждение прогулочного двора и КПП;
в зале судебного заседания - ограждающий барьер;
в камере для содержания подсудимых - стены, потолок, пол, окна, дверь;
при конвоировании в легковом автомобиле - салон автомобиля;
при конвоировании в грузовом автомобиле - борта и пол кузова;
при конвоировании в специальном автомобиле - стены, потолок, пол, двери камер;
при конвоировании на речных и морских судах - стены кают (трюмов), палубные перекрытия, окна (иллюминаторы), двери (люки);
при конвоировании в железнодорожном вагоне - стены, потолок, пол, окно, дверь купе;
при конвоировании в самолете (вертолете) - салон, двери (люки);
при конвоировании на гужевом транспорте или пешим порядком - условная линия, определяемая местом нахождения конвоиров.
Оружие для пресечения побега из-под стражи может быть применено лишь в том случае, если совершающему побег лицу известно о взятии его под стражу в установленном законом порядке. При отсутствии других оснований, указанных в Законе, применение оружия для задержания совершающих побег лиц, которым еще не объявлены постановление, протокол или иные документы, в которых зафиксировано решение уполномоченных на то органов или должностных лиц об их задержании или заключении под стражу, не допускается. Оружие не должно также применяться и для пресечения побега лица, в отношении которого сотруднику милиции известно, что сроки его пребывания под стражей истекли, но по каким-либо причинам оно до сих пор не освобождено.
Запрещено использовать оружие для пресечения побега других, не указанных в п. 6 ч. 1 ст. 15 Закона о милиции, лиц: задержанных в связи с совершением административных правонарушений; отбывающих административный арест; задержанных за уклонение от отбывания административного ареста; задержанных за бродяжничество и попрошайничество, а также каких-либо иных доставленных и содержащихся в милиции лиц (за исключением лиц, застигнутых сотрудником милиции при совершении тяжкого преступления против жизни, здоровья и собственности). Такие лица могут задерживаться с применением огнестрельного оружия только в том случае, если их побег сопряжен с нападением, опасным для жизни или здоровья сотрудника милиции, либо попыткой завладения его оружием.
Как и в случае задержания лиц, застигнутых при совершении тяжкого преступления против жизни, здоровья и собственности и пытающихся скрыться, Закон разрешает сотрудникам использовать оружие для пресечения только такого побега, который совершается на их глазах. Сотрудник милиции, применяющий оружие, не обязательно должен входить в состав конвоя; требуется лишь, чтобы он сам оказался очевидцем побега. Оружие в ходе непосредственного преследования может применяться до того момента, пока лицо, совершающее побег, не будет настигнуто или, напротив, окончательно потеряно преследующим из виду, т.е. до окончания собственно побега.
Оружие сотрудник милиции вправе применять не только для пресечения побега, но и для пресечения попытки насильственного освобождения из-под стражи трех указанных категорий лиц: задержанных по подозрению в совершении преступления; в отношении которых мерой пресечения избрано заключение под стражу; осужденных к лишению свободы.
Попытка насильственного освобождения из-под стражи указанных лиц может состоять в совершении действий, направленных на повреждение или разрушение мест их содержания (помещений, транспортных средств и т.п.) для обеспечения их побега и (или) противодействия персоналу, выполняющему функции охраны или конвоирования и пытающемуся предотвратить побег.
Попытка насильственного освобождения из-под стражи может представлять собой нападение на конвой милиции, сопровождающееся причинением сотруднику милиции телесных повреждений, ограничением его свободы (связыванием, запиранием в помещении и т.п.), хищением его оружия или угрозой совершения таких действий. Если нападение на конвой милиции осуществляется самими лицами, находящимися под стражей, оружие применяется в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 15 Закона о милиции.
В ряде случаев насилие может применяться не только по отношению к конвою, но и к самим лицам, находящимся под стражей (например, если эти лица захватываются в качестве заложников). При таких условиях оружие может применяться только против лиц, осуществляющих нападение, но не против похищаемых из-под стражи лиц.
Нельзя применять оружие в отношении лица, оказывающего помощь кому-либо в побеге из-под стражи, если такая помощь не соединена с насилием в отношении конвоя, охраны мест содержания, задержанных и заключенных под стражу (например, против тех граждан, которые предоставляют сбежавшему из-под стражи лицу свое транспортное средство).
10. В реальной жизни основания применения сотрудниками милиции огнестрельного оружия, предусмотренные ч. 1 ст. 15 Закона о милиции, нередко возникают в совокупности, переходя одно в другое, будучи тесно взаимосвязаны. Однако для производства выстрела на поражение необходимо и достаточно, чтобы имели место условия, соответствующие лишь одному из этих оснований.
11. Закон о милиции допускает применение огнестрельного оружия независимо от гражданства, наличия дипломатического или консульского иммунитета, социального и имущественного положения посягающего или задерживаемого лица и иных характеризующих его обстоятельств. Вместе с тем следует иметь в виду, что ч. 3 ст. 15 Закона о милиции запрещает по общему правилу применять огнестрельное оружие против:
а) женщин (если, конечно, это очевидно или известно сотруднику милиции);
б) лиц с явными признаками инвалидности (к таким признакам относятся, в частности, отсутствие конечности, невозможность самостоятельного передвижения или крайняя ее затрудненность, слепота и т.п.);
в) несовершеннолетних, если их возраст очевиден или известен сотруднику милиции.
Как исключение из общего правила ч. 3 ст. 15 Закона разрешает сотруднику милиции прибегнуть к огнестрельному оружию, если женщина, инвалид или несовершеннолетний совершают одно из следующих действий:
а) в одиночку или в составе группы оказывают вооруженное сопротивление;
б) в одиночку или в составе группы совершают вооруженное нападение;
в) в составе группы (т.е. действуют совместно хотя бы еще с одним соучастником независимо от его пола, возраста и состояния здоровья) осуществляют нападение, угрожающее жизни людей.
Если в преступных действиях женщины, инвалида или несовершеннолетнего указанные признаки отсутствуют (например, они в одиночку совершают невооруженное нападение на граждан или сотрудников милиции, помещения государственных органов, организаций, на конвой милиции, либо оказывают невооруженное сопротивление, пусть даже групповое, либо, будучи застигнутыми при совершении тяжкого преступления против жизни, здоровья и собственности, пытаются скрыться, не оказывая вооруженного сопротивления), сотрудник милиции должен защитить людей, себя, объекты собственности и задержать названных лиц без применения против них оружия, используя в качестве мер принуждения лишь собственную физическую силу, а в случаях, предусмотренных законом, и имеющиеся специальные средства.
12. В отличие от оснований применения огнестрельного оружия, предусмотренных ч. 1 ст. 15 Закона о милиции, три основания использования оружия, закрепленные в ч. 2 данной статьи, не предполагают ведения огня по человеку.
13. Первое основание использования огнестрельного оружия сотрудниками милиции - остановка транспортного средства путем его повреждения, когда водитель создает реальную опасность жизни и здоровью людей и не подчиняется неоднократным законным требованиям сотрудника милиции остановиться.
Под транспортными средствами понимаются автомототранспортные средства, приводимые в движение двигателем, включая трамваи, троллейбусы, тракторы, экскаваторы, грейдеры, автокраны, скреперы, автопогрузчики, комбайны, мотоциклы, мотоколяски, мопеды, мотороллеры, мотонарты и другие самоходные машины и механизмы, в том числе и самодельные. Не имеет значения, зарегистрировано транспортное средство или нет.
Закон допускает возможность использования огнестрельного оружия для остановки транспортного средства, если, во-первых, его водитель создает реальную опасность для жизни и здоровья людей, а во-вторых, не подчиняется неоднократным законным требованиям сотрудника милиции остановиться.
Перечисленные условия могут иметь место, к примеру, тогда, когда сотрудники милиции осуществляют преследование транспортного средства, водитель которого не подчиняется, несмотря на их неоднократные законные требования остановиться, и, скрываясь от преследования, грубо нарушает правила дорожного движения (например, двигается со значительным превышением установленной скорости, опасно маневрирует, не выполняет требований запрещающих знаков и сигналов и т.п.). В такой ситуации остановка транспортного средства необходима для того, чтобы обеспечить безопасность жизни и здоровья людей, находящихся или могущих оказаться на пути движения скрывающегося транспортного средства.
Немаловажное значение имеет форма требования об остановке. Главное, чтобы оно было замечено водителем, который к тому же должен иметь возможность убедиться, что данное требование исходит именно от сотрудника милиции. Подобная возможность имеется, например, тогда, когда требование об остановке выражено понятным жестом руки сотрудника милиции в форменной одежде на освещенном участке улицы или дороги, тем более если оно сопровождено сигналом свистка, использованием жезла, громкоговорящей установки, приборов световой и звуковой сигнализации (сирена, проблесковые маячки) служебного милицейского автомобиля или мотоцикла.
Для решения вопроса о законности использования огнестрельного оружия, как, впрочем, и средств принудительной остановки транспорта, не имеют значения мотивы, в силу которых водитель не подчинился останавливающему его сотруднику милиции (скажем, водитель может считать, что он не допустил никаких нарушений правил дорожного движения, но даже если это так и есть, он все равно обязан по требованию милиции остановиться).
Закон о милиции не ограничивает сотрудников милиции в использовании огнестрельного оружия для остановки транспортных средств видом, принадлежностью транспортного средства, а также местом нахождения в момент использования оружия. Вместе с тем надо иметь в виду, что применение устройств принудительной остановки транспорта запрещено в отношении автотранспорта общего пользования и грузовых автомобилей, предназначенных для перевозки людей (при наличии пассажиров); автотранспорта, принадлежащего дипломатическим представительствам, мотоциклов, мотоколясок, мотороллеров, мопедов, а также на горных дорогах или участках дорог с ограниченной видимостью, железнодорожных переездах, мостах, путепроводах, эстакадах, в туннелях. Здесь достаточно высок риск тяжелых последствий, и поэтому сотрудникам милиции следует, как представляется, придерживаться указанных ограничений при остановке транспортных средств с помощью оружия.
Останавливать транспортное средство с использованием огнестрельного оружия можно только путем повреждения самого транспортного средства. В связи с этим сотрудник милиции обязан принять все зависящие от него меры, чтобы не поразить водителя и пассажиров, а также чтобы не пострадали окружающие. Стрельба ведется, как правило, по задним колесам преследуемого транспортного средства, с возможно более близкого от него расстояния, позволяющего гарантировать безопасность водителя и пассажиров, на относительно ровном и прямом участке дороги, свободном от встречного транспорта и пешеходов, где есть возможность беспрепятственного съезда по обе стороны дороги. Сотрудник милиции не должен использовать оружие, если не уверен, что сможет это сделать без риска причинения огнестрельных ранений находящимся в преследуемом транспортном средстве людям.
Вместе с тем сотрудник милиции, правомерно использовавший оружие для остановки транспортного средства, не должен, думается, нести ответственность за гибель, телесные повреждения водителя, имущественный вред, наступившие в результате опрокидывания, наезда на препятствие и иных последствий выхода поврежденного оружием транспортного средства из-под контроля его водителя.
Сотрудник милиции, останавливающий при помощи оружия транспортное средство и поразивший при этом водителя, будет нести ответственность за неосторожное преступление, кроме тех случаев, когда он не должен был и не мог предвидеть подобных последствий (например, пуля, срикошетив от колеса транспортного средства, попадает в водителя, выстрел происходит в момент, когда преследуемый водитель совершает резкий и неожиданный маневр, или в момент сотрясения транспортного средства сотрудника милиции от наезда на выбоину в дорожном полотне и т.п.).
Как показывает практика, строгое соблюдение требования Закона о причинении вреда только транспортному средству при его остановке весьма затруднительно в силу того, что при ведении огня по колесам останавливаемого транспортного средства в сектор обстрела попадают также водитель и пассажиры, которые в нем находятся. Кроме того, вести прицельную стрельбу во время преследования, как правило, из движущегося транспортного средства довольно сложно.
В соответствии с Основными принципами применения силы и огнестрельного оружия должностными лицами по поддержанию правопорядка эти лица должны проявлять сдержанность в применении силы и действовать, исходя из серьезности правонарушения и той законной цели, которая должна быть достигнута.
Представляется, что при преследовании транспортного средства, водитель которого не остановился на требования сотрудника милиции, а целью остановки была, скажем, проверка документов, незначительное нарушение правил дорожного движения, необходимость использовать транспортное средство в служебных целях и т.п., остановка транспортного средства, как представляется, не должна превращаться в самоцель. В такой ситуации сотрудник милиции, начиная преследование, своими действиями в некоторой степени способствует возникновению указанной в Законе опасности, а затем не менее опасным способом пытается ее устранить.
Думается, что в этих случаях нарушается принцип целесообразности государственного принуждения, в соответствии с которым оно должно использоваться только в тех случаях, когда отрицательные последствия его применения не превосходят достигаемого положительного эффекта.
14. Второе основание использования огнестрельного оружия - обезвреживание животного, непосредственно угрожающего жизни и здоровью людей.
Закон разрешает сотрудникам милиции использовать оружие для поражения животных, которые причиняют гражданам и сотрудникам милиции вред здоровью или создают реальную угрозу здоровью и жизни указанных лиц. Речь здесь может идти, например, о волках, медведях, рысях, тиграх, львах, леопардах, змеях, собаках, иных хищниках, а также любых других животных, нападающих на людей в силу ранения или каких-либо иных причин (слон, бык и т.д.). Не имеет значения, где происходит или может произойти нападение животного на людей, по каким причинам оно оказалось в данном месте, в каких условиях - естественных или искусственных оно содержится или содержалось, является чьей-либо собственностью или нет, занесено в Красную книгу или нет.
Чаще всего по рассматриваемому основанию оружие используется против собак. Оружие может быть использовано уже тогда, когда достаточно крупная собака (овчарка, боксер, бультерьер, ризеншнауцер, дог и т.п.) нанесла укусы людям и бросается на них независимо от ее, так сказать, намерений, даже если хозяин животного находится поблизости.
Думается, что с точки зрения Закона о милиции для использования оружия вовсе не обязательно дожидаться, когда животное начнет причинять людям телесные повреждения. Сотрудник милиции вполне имеет, как представляется, право, скажем, застрелить крупную собаку, если она хотя пока никого и не укусила, но бегает по улице без поводка, ведет себя агрессивно, подбегает к прохожим, злобно лает на них, на сотрудника милиции, требующего от хозяина взять ее на поводок, а последний отказывается выполнить данное требование.
Оружие разрешается использовать только для обезвреживания животного, и недопустимо применять огнестрельное оружие в отношении владельцев собак и других животных, которые, например, натравливают их на людей.
Рассматриваемая норма позволяет сотруднику милиции использовать оружие против собаки задерживаемого им в соответствии с Законом лица, которое, отказываясь проследовать в милицию и вынуждая сотрудника милиции применять для доставления физическую силу, не выполняет требования сотрудника милиции надеть на нее намордник, успокоить, передать другому лицу, привязать к дереву, закрыть в салоне автомобиля или иным образом устранить исходящую от собаки угрозу нападения.
15. Третье основание использования оружия - производство предупредительного выстрела, подача сигналов тревоги или вызов помощи.
В качестве одной из форм предупреждения лиц, против которых в соответствии с ч. 2 ст. 15 Закона о милиции возможно применение оружия, допускается производство одного или нескольких выстрелов вверх, в землю и в ином направлении, исключающем гибель, ранение людей и имущественный вред, в целях понуждения таких лиц к прекращению преступных действий и выполнению всех требований сотрудника милиции.
Кроме того, выстрелы из огнестрельного оружия могут производиться в качестве сигнала тревоги, с получением которого сотрудники милиции начинают действовать в соответствии с планом охраны и обороны объекта или иными заранее разработанными планами и инструкциями (например, планом проведения операции по освобождению заложников или задержания лиц, оказывающих из какого-либо укрытия вооруженное сопротивление).
Допускается также использование огнестрельного оружия для вызова помощи. Закон при этом не называет случаев, в которых помощь может вызываться посредством выстрелов из оружия. Полагаем, что сотрудник милиции может это делать, во-первых, при возникновении угрозы чьей-либо жизни, здоровью или имуществу, в том числе и его собственным, вследствие действий людей, источников повышенной опасности, стихийных сил природы, аварий или в силу иных обстоятельств; во-вторых, при пресечении любых преступных действий и задержании лиц, подозреваемых в совершении преступлений; наконец, в-третьих, при задержании каких-либо лиц в соответствии с законодательством об административных правонарушениях, иными законодательными актами, если такие лица оказывают неповиновение требованиям сотрудника милиции, пытаются скрыться.
16. Часть 4 ст. 15 Закона о милиции обязывает сотрудника милиции о каждом случае применения огнестрельного оружия в течение 24 часов с момента его применения представить рапорт о случившемся начальнику органа внутренних дел по месту своей службы или по месту применения огнестрельного оружия. В рапорте сотрудника милиции отражаются: обстоятельства, которые привели к применению оружия; вид оружия, время и место его применения; имеющиеся сведения о лицах, против которых оно применялось; условия, цели и результаты применения оружия; сведения о возможных свидетелях (очевидцах) происшедшего; количество предупредительных выстрелов и израсходованных патронов; меры по оказанию пострадавшим помощи; время информирования о случившемся оперативного дежурного органа внутренних дел.
Своим рапортом сотрудник милиции должен, опираясь на конкретные обстоятельства дела, по существу, доказать, что создавшаяся обстановка давала ему право прибегнуть к огнестрельному оружию.
Если после предупредительного выстрела (выстрелов) оружие на поражение не применялось, сотрудник милиции также должен сообщить об этом оперативному дежурному (или начальнику) органа внутренних дел и составить рапорт, указав в нем, когда, где, в отношении кого и при каких обстоятельствах сделан предупредительный выстрел, его результаты, количество израсходованных патронов, причины производства не одного, а нескольких предупредительных выстрелов.
17. В соответствии с ч. 5 ст. 15 Закона о милиции перечень видов огнестрельного оружия и боеприпасов к нему, состоящих на вооружении милиции, утверждается Правительством Российской Федерации. В настоящее время такой Перечень утвержден Постановлением Правительства Российской Федерации от 3 августа 2001 г. и включает в себя пистолеты, револьверы, пистолеты-пулеметы, автоматы, пулеметы, карабины, винтовки снайперские и др.
18. В полном соответствии с Основными принципами применения силы и огнестрельного оружия должностными лицами по поддержанию правопорядка Закон о милиции (ч. 6 ст. 15) запретил принимать на вооружение милиции огнестрельное оружие и боеприпасы к нему, которые наносят чрезмерно тяжелые ранения или служат источником неоправданного риска.

 
Яндекс цитирования

похожие статьи